Темы дня

Крови должно быть в меру

В настоящее время на Среднем Урале насчитывается 22 службы крови. Фото: Александр Исаков

В настоящее время на Среднем Урале насчитывается 22 службы крови. Фото: Александр Исаков

После новогодних праздников на Среднем Урале образовался дефицит донорской крови. Врачи связывают это с длительными новогодними каникулами: на них пришлось наибольшее число автомобильных аварий и травм, требующих срочного переливания крови.

Чтобы обеспечить достаточные запасы донорской крови, специалисты Областной станции переливания крови работали даже в праздники, 3 и 4 января. Но доноров в эти дни было немного: кто-то уезжал к родственникам, кто-то болел. А кто-то отдыхал с хорошим застольем – это противопоказание для донорства. В первый рабочий день 2019 года кровь сдали тоже всего 50 человек — это в три раза меньше, чем требуется ежедневно. Хотя вчера ситуация немного улучшилась и свою кровь для спасения человеческих жизней отдали уже около ста человек, но этого всё равно мало для города-миллионника. 

– С такой ситуацией мы порой, как и другие регионы России, сталкиваемся после длительных выходных, в зимние или летние каникулы, – рассказала «Областной газете» пресс-секретарь ГБУЗ СО «Областная станция переливания крови» Анфиса Абдуллина. – Летом, когда наступает сезон отпусков, тоже возникает дефицит донорской крови. Надо сказать, что большой объём крови сдают студенты, а многие из них в новогодние каникулы уезжают по домам. У нас должен быть постоянный приток доноров, а не скачкообразный. Только так мы сможем обеспечить кровью все лечебные учреждения Среднего Урала в необходимом объёме. Так что сейчас мы с удвоенной силой приглашаем доноров, чтобы быстро пополнить запасы крови.

Лично я повторно собираюсь сдать кровь на этой неделе. Признаюсь, до недавнего времени мысль об этом не приходила мне в голову. Но всё изменилось после того, как я узнал, что 9-летний Женька, сын моей знакомой, заболел острым лейкозом. Мальчишка рос вполне здоровым пацаном, ходил в школу и занимался карате, но внезапно стал слабеть. Когда врачи поставили неутешительный диагноз, его сразу же положили в Областную детскую больницу №1. Из-за поражения костного мозга и химиотерапии у него на теле стали появляться небольшие синяки, вызванные нехваткой в крови тромбоцитов, ответственных за её свёртывание. Чтобы не допустить осложнений, ему потребовались частые переливания концентрированных тромбоцитов — одно-два в неделю, и доноров понадобилось столько же. Однако прежде чем сдавать кровь на тромбоциты, нужно сдать кровь для карантина. Врачи выжидают время, чтобы проверить, не является ли человек носителем опасных инфекций. Донором может стать только абсолютно здоровый.

Для этого я первым делом позвонил в отделение переливания крови при ОДКБ №1. «Донором может стать любой желающий старше восемнадцати лет, если у него нет инфекционных и ряда других заболеваний — полный их перечень можно узнать в донорском пункте, – ответили мне. – Например, нельзя сдавать кровь с очень плохим зрением или с недостатком веса. Есть и некоторые противопоказания социального плана: например, в течение полугода нельзя быть донором, если вы больше двух месяцев находились за границей. А если вы недавно делали татуировку, то отвод от донорства длится год».

Ничего из перечисленного у меня не было, поэтому на следующий же день я взял паспорт и поехал в донорский пункт на улицу Серафимы Дерябиной, 32. Из-за условий стерильности бахилы на станции переливания крови надевают не на обувь, как в большинстве больниц, а на носки, и лишь после этого вам дают тапки. Вы проходите на стойку регистрации, заполняете специальную анкету с вопросами о здоровье и ждёте приёма врача-терапевта. Он подробно расспрашивает о перенесённых операциях, хронических болезнях, вашем социальном положении и только после этого даёт направление на анализ крови. Берут его в соседнем кабинете сначала из пальца, чтобы определить группу крови и уровень гемоглобина, а потом из вены, чтобы убедиться в отсутствии опасных инфекционных болезней, например, гепатитов.

Результаты анализов готовы уже через пару дней. Я снова позвонил в отделение переливания крови и записался на кроводачу, или донацию, как её называют врачи. Перед этим процессом нельзя принимать никакие лекарства и алкоголь, а с утра я по совету медиков плотно позавтракал и выпил побольше воды. В донорском пункте повторил регистрацию, анкету, осмотр. В буфете мне дали крепкий сладкий чай и печенье. Пара-тройка шагов — и я уже в кабинете для переливания крови, в уютном полулежачем кресле. Чуть пугаюсь, от страха прикрываю глаза… Шпагат у меня выше плеча… Игла в руках медсестры… Открываю глаза: всё в порядке. Процедура-то, оказывается, безболезненная! Минут пятнадцать специальный аппарат забирает из моего организма чуть меньше полулитра крови. Вроде бы ерунда, а может спасти чью-то жизнь. Первое «спасибо» говорит медсестра в донорском кабинете, второе — врач-трансфузиолог, третье — терапевт, четвёртое — медсестра в регистратуре, а пятое — человек, которому нужна была кровь.

До полного выздоровления мальчику Жене ещё далеко, но благодаря лечению и переливаниям тромбоцитов его состояние заметно улучшилось. Таких детей, как он, в Свердловской области больше тысячи, и многим из них требуются донорская кровь и её компоненты. А ещё есть пострадавшие в авариях, родильницы, другие больные. Для них врачи призывают жителей Среднего Урала сдавать кровь и просят делать это регулярно, чтобы её запасы в регионе не истощались. Через два месяца кровь в организме донора восстановится полностью.

  • Опубликовано в №3 от 11.01.2019
Областная газета Свердловской области
.