Темы дня

На восстановление уйдут десятилетия: как пострадала фауна Среднего Урала за нынешний пожароопасный сезон?

белка

С мая на территории Свердловской области произошло более тысячи лесных пожаров. Фото: Алексей Кунилов

С мая на территории Свердловской области произошло более тысячи лесных пожаров. Уже подсчитаны суммы ущерба от потери древесины на местах возгораний, но не учтён другой аспект этой проблемы – состояние животного мира после чрезвычайных ситуаций. Журналист «Облгазеты» вместе с экологами и учёными выяснил, как звери и птицы переживают пожары и кто из представителей уральской фауны может пострадать больше всего.

Кто подумает о животных?

Аномально жаркое продолжительное лето и редкие осадки стали причинами высокой пожароопасности на Среднем Урале. Горели самые разные участки региона: как смешанные рощи вблизи населённых пунктов, так и природоохранные зоны.

По данным Департамента лесного хозяйства по Уральскому федеральному округу, в Свердловской области с начала пожароопасного периода по 7 сентября случилось 1 025 лесных пожаров на общей площади 52 361 гектар. В конце лета ущерб от возгораний оценили почти в 95 миллионов рублей, из которых 42,5 миллиона – затраты на тушение, около 14 миллионов – сумма, в которую оценили гибель молодняков, и 38,7 миллиона – потери древесины на корню. Однако пожары не только лишают регион лесного массива, но и катастрофически влияют на состояние фауны, а такой ущерб оказывается не подсчитан.

– Из-за крайне засушливой погоды летнего сезона в этом году животные находились в сложной стрессовой ситуации: высокая температура воздуха, отсутствие воды, дефицит влаги в кормах. Возникающие в таких условиях пожары существенно усугубляют состояние лесных обитателей, – говорит доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории эволюционной экологии Института экологии растений и животных Уральского отделения Российской академии наук (ИЭРиЖ УрО РАН) Лариса Лукьянова. – Воздействие пожара на животных может быть прямым, когда они получают ожоги, задыхаются и могут погибнуть в огне. Те же, кому удаётся уцелеть, испытывают косвенное влияние возгорания: уничтожены кормовые запасы, существенно ухудшены защитные условия мест обитаний.

По словам заместителя директора Висимского государственного природного биосферного заповедника по научно-исследовательской работе и экологическому просвещению, орнитолога Александры Хлопотовой, стараясь спастись от очагов огня, животные перемещаются на новые территории, где сталкиваются с конкуренцией с представителями своего или другого вида, а также поиском новых укрытий и мест пропитания.

Страдают самые маленькие

Судить о том, насколько сильно пострадал животный мир Свердловской области от пожаров в этом сезоне, пока невозможно – необходимо оценить ситуацию на следующий год после возникших нарушений, а также проводить специальные исследования. Сейчас учёные могут только предположить, какие виды находятся в наибольшей опасности из-за случившихся лесных возгораний.

Так, крупные млекопитающие и птицы способны быстро перемещаться и спасаться от огня, что не удаётся мелким животным: мышевидным грызунам, землеройкам, земноводным, рептилиям и насекомым, которые чаще погибают из-за быстро распространяющихся пожаров.

– От огня страдают практически все мелкие лесные обитатели: полёвки, мыши, бурундуки, белки, ежи, кроты и другие насекомоядные, – поясняет Лариса Лукьянова. – Я провожу многолетние исследования на охраняемой территории Свердловской области – в Висимском заповеднике. Результаты этого сезона выявили глубокую депрессию численности мышевидных грызунов и мелких насекомоядных животных. А поскольку мелкие млекопитающие – важные компоненты лесных экосистем, это не может не отразиться на других звеньях сложной экологической цепи. Несмотря на то что эти виды животных отличаются коротким жизненным циклом, восстановление численности их популяций к показателям до пожара может занять несколько лет.

Хотя огонь не угрожает напрямую птицам, которые легко могут перелететь в безопасное место, пожары сказываются на возможности завести потомство.

– Перелётные птицы с пластичностью в формировании контура территории могут справляться с вынужденным перемещением, а вот для оседлых видов будет большой ущерб: они теряют и кормовую базу, и место обитания, – замечает Александра Хлопотова. – Если пожар произойдёт в гнездовой период, то будет потеряно потомство нынешнего и, скорее всего, следующего года. Самые уязвимые среди пернатых – хищники, занесённые в Красные книги, например, тетеревятник, неясыть и филин.

Если пожар затрагивает виды, находящиеся в Красной книге Свердловской области или России, регион несёт практически невосполнимые потери.

– В Красной книге очень много видов, которые найдены единожды на всей территории нашей области, – отмечает ответственный редактор Красной книги Свердловской области, заведующий лабораторией экологии охотничьих животных ИЭРиЖ УрО РАН доктор биологических наукНиколай Корытин. – К особо редким животным можно отнести сибирскую лягушку и обыкновенную чесночницу, также нечасто встречаются рептилии медянка и веретеница. Но больше всего таких единичных находок – среди растений. Если огонь уничтожит территории, на которых они находятся, то вероятность полного исчезновения представителя этого вида в области очень высока.

Экологический дисбаланс

Последствия лесных пожаров практически так же катастрофичны, как и само возгорание. Требуются десятилетия и даже столетия, чтобы выжженные площади вновь стали пригодны для тех видов, что обитали там ранее. В первые годы на выгоревших участках идёт массовое восстановление травянистого покрова, что привлекает птиц и мелких млекопитающих. Однако если условия обитания популяции вида в этом месте существенно нарушены, то его численность растёт крайне медленно. Такую картину наблюдают учёные, исследующие последствия двух крупнейших пожаров в Висимском заповеднике 1998 и 2010 годов.

– Мы изучаем скорость естественного восстановления лесных сообществ после воздействия природных катастрофических факторов в условиях, где нет вмешательства человека. За 35 лет моих исследований в заповеднике показатели численности некоторых видов мелких млекопитающих, которые были до пожара 1998 года, до сих пор не достигнуты, – отмечает Лариса Лукьянова.

При этом восстановление территорий происходит по-разному. Например, чтобы вырастить лиственный и смешанный лес, нужно минимум 80 лет. Как утверждает Александра Хлопотова, хвойному лесу необходимо 200–300 лет на естественное возобновление. А по словам директора заповедника «Денежкин Камень» Анны Квашниной, интенсивность горения старовозрастных лесов и ущерб после пожаров в особо охраняемых территориях намного меньше, чем тех, что находятся вблизи населённых пунктов.

– В заповеднике сохранена естественная экосистема, поэтому всё выгорает меньше и фрагментарно, – поясняет Анна Квашнина. – Системы, которые не затронуты влиянием человека, страдают значительно меньше. Есть механизмы самовосстановления, есть наследие – то, что осталось от выжженного участка, так как не все деревья полностью уничтожаются огнём.

Кроме того, по мнению учёных, естественные пожары, возникшие из-за молний, сухих гроз и засухи, – привычное в природе явление.

– Лесные пожары – естественный экологический фактор, и природные сообщества растений и животных в процессе эволюции в определённой степени адаптировались к нему, – говорит Лариса Лукьянова. – Однако резко возросшее число пожаров, возникающих по вине человека, наносит колоссальный ущерб лесным экосистемам, что в конечном итоге приводит к нарушению экологического равновесия в природе.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Существуют представители фауны, для которых условия возникшей гари после пожаров являются благоприятными. Например, малая лесная мышь предпочитает открытые пространства и способна заселять выгоревшие участки. Открывшиеся гаревые территории также более благоприятны для хищников во время охоты.

Помощь человека

В свердловских заповедниках пожары чаще всего возникают из-за природных явлений, а восстановление происходит без вмешательства человека. На других территориях региона помощь флоре и фауне после возгораний всё же более необходима. Первая и очевидная мера по восстановлению среды – лесопосадка, которой занимается Департамент лесного хозяйства по УрФО.

– В пожарах погибают не все деревья: они способны расти и плодоносить даже с сильными стволовыми ожогами, – сообщили «Облгазете» в пресс-службе департамента лесного хозяйства по УрФО. – При обследовании гаревых площадей специалисты видят, где лес сам справится, где ему нужна незначительная помощь, а где человек должен и очистить участки от сгоревшей древесины, и полностью засадить новыми саженцами.

Из-за пожаров животные, населявшие выгоревшие территории, лишаются части кормовой базы на продолжительный период. Крупные млекопитающие в поисках пищи вынуждены приходить в населённые пункты.

– В регионе осуществляются постоянные подкормки животных и птиц в их местах обитания. По мере восстановления растительности, на участках после пожаров осуществляются биотехнические мероприятия по подкормке диких животных с целью их возвращения в места постоянного обитания, – рассказали журналисту «Облгазеты» в Департаменте по охране, контролю и регулированию использования животного мира Свердловской области.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».​​​​​

Лисица
Фото: Галина Соловьёва
  • Опубликовано в №167 от 10.09.2021 под заголовком «На десятилетия»
Областная газета Свердловской области