Темы дня

Наследие обогащения. Зачем в Новоуральск везут обеднённый уран из Европы?

УЭХК. Контейнеры для хранения обеднённого урана

Срок службы контейнеров для хранения обеднённого урана под открытым небом составляет 80 лет. Фото: Галина Соловьёва

Уже несколько месяцев в России активно обсуждается контракт госкорпорации «Росатом» с европейской компанией Urenco по ввозу на территорию страны, в частности – в Новоуральск, обеднённого гексафторида урана (ОГФУ) из стран Евросоюза. Гринпис, который приравнивает его к радиоактивным отходам, неоднократно призывал запретить поставки. Однако руководство Росатома и атомщики в Новоуральске не считают ОГФУ отходами и утверждают, что это – «ценный материал».

Бояться ли радиации?

«Облгазета» уже писала об этой ситуации, однако решила вернуться к теме после нескольких поступивших в редакцию звонков читателей. Одна из них – Елена Ефремова из посёлка Нейво-Рудянка – всерьёз обеспокоена напряжённой экологической обстановкой, сложившейся на территории в связи со сбросами стоков предприятий Верх-Нейвинска и Новоуральска в озере Тёплое. А теперь всего в нескольких километрах от её дома неопределённое время будут храниться «ценные» ядерные материалы.

Чтобы разобраться в ситуации, женщина даже записалась на приём к министру природных ресурсов и экологии области Алексею Кузнецову. Мы со своей стороны пообщались с экспертами и выехали на одну из открытых площадок ОГФУ в Новоуральске вместе с директором Уральского электрохимического комбината (УЭХК) Александром Белоусовым. Там нас заверили, что низкообогащённый гексафторид урана, который продолжает ввозиться для переработки, не представляет большой радиационной опасности. Хотя формально относится к радиоактивным материалам. По заключению экспертов МАГАТЭ, обеднённый гексафторид урана не является радиоактивным отходом. То же самое говорит и российское законодательство.

– ОГФУ даже менее радиоактивен, чем урановая руда, – говорит Александр Белоусов. - Его не стоит воспринимать как «ядерные отходы» в популярном смысле. Отработавшее топливо ядерных реакторов, которое обычно так называют, намного более радиоактивное, чем ОГФУ.

Активность обеднённого урана в малых количествах невелика – примерная доза ОГФУ, которую нужно «съесть» для того, чтобы умереть от радиации, составляет 20 килограммов. Несколько страшнее ОГФУ с химической точки зрения.

- Уран перевозится и перерабатывается не в чистом виде, а в форме соединения со фтором — гексафторида урана. При его контакте с влагой возможно образование кислоты. Поэтому перевозят и хранят его в герметичных металлических контейнерах, – объяснил нам екатеринбургский физик-ядерщик научный сотрудник компании «Эксорб» Дмитрий Горчаков. – Но есть некоторая радиофобия и предвзятость. Подобных токсичных и химически опасных материалов типа хлора, аммиака, соляной кислоты и других ежедневно производится и перевозится на порядок больше, чем гексафторида урана. И с подобными опасными веществами люди умеют работать.

УЭХК
Контейнеры проходят регулярный техосмотр. Фото: Галина Соловьёва
УЭХК
Хотя ОГФУ и слабо радиоактивный материал, контейнеры проходят обязательный дозиметрический контроль Фото: Галина Соловьёва
УЭХК
Также контейнеры для хранения ОГФУ проходят ультразвуковой контроль толщины покрытия Фото: Галина Соловьёва

Что такое ОГФУ?

Обеднённый гексафторид урана (ОГФУ) возникает в процессе обогащения природного урана из рудников, который содержит 99 процентов изотопа уран-238 и около 0,7 процента изотопа уран-235. Для того чтобы использовать последний в качестве топлива на атомных станциях, его обогащают на специальных центрифугах на комбинатах до уровня 3–5 процентов. Этот процесс можно сравнить с выжимкой: после неё остаётся «хвост» с небольшим содержанием урана-235, отжимать который дальше технологически сложно. Однако один из крупнейших в России заводов-обогатителей урана – Уральский электрохимический комбинат (в Новоуральске) способен отжать из уранового «хвоста» ещё топливо, которое не могут «достать» ни американцы ни европейцы, а это – от 5 до 20 процентов от общей массы.

В оставшемся же ОГФУ, «хвосте хвоста», содержание урана-235 оказывается ещё ниже и «достать» нужный изотоп U-235 становится ещё сложнее, а сами «хвосты» почти целиком состоят из 238-го урана, который массового гражданского применения в мире пока не нашёл. Именно поэтому в Гринписе считают, что европейские производители заинтересованы в российских контрактах не столько для дообогащения ОГФУ, сколько для его захоронения.

Но стоит отметить, что по действующему закону «Об охране окружающей среды» бессрочное захоронение в РФ ввезённых из-за рубежа радиоактивных материалов запрещено. Их можно только временно хранить в России, как это делается с некоторыми украинскими материалами. По логике, ОГФУ должен учитываться как германский материал и когда-нибудь отправиться обратно в Германию. Дальнейшая судьба оставшегося после дообогащения на российских заводах ОГФУ должна быть прописана в контракте, который в Росатоме для широких масс не опубликовали, что также стало поводом для спекуляций.

Надежна ли защита?

В Новоуральске ОГФУ хранится на открытых площадках. Такая практика, по словам Александр Белоусова, является общемировой. Безопасность такого подхода подтверждается многолетним российским и зарубежным опытом. Важнейшим барьером, отделяющим ОГФУ от внешней среды, служат ёмкости для хранения. Они изготавливаются из легированной углеродистой стали, имеют толщину стенок около 1,3-1,5 см и рассчитаны на экстремальные механические и коррозионные воздействия.

УЭХК. Александр Белоусов
Александр Белоусов рассказал журналистам о принципе работы установки Фото: Галина Соловьёва
УЭХК. Газодиффузионная центрифуга
Сердце УЭХК – газодиффузионная центрифуга для обогащения урана. Именно в ней дообогащают привезённый из Европы обеднённый гексафторид урана и дают ему вторую жизнь в качестве топлива для АЭС Фото: Галина Соловьёва

Кроме того, УЭХК располагает специальным оборудованием, на котором на протяжении всего срока службы контейнеров (порядка 80 лет) проводятся проверки их технического состояния для избежания всевозможных утечек.

– Сам по себе ОГФУ, находясь в закрытом контейнере, не представляет никакой угрозы. Когда неграмотно говорят о том, что он может быть опасен в радиусе нескольких километров, речь идёт о гипотетической аварии на производстве, где ОГФУ находится в газообразном виде. В условиях транспортировки или хранения ОГФУ такой аварии не может произойти по определению. В международной практике ни одного инцидента с ОГФУ не было, – отметил заведующий радиационной лабораторией Института промышленной экологии УрО РАН Алексей Екидин.

Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова рассказала, что посетила Новоуральск как раз в разгар общественных обсуждений и лично увидела абсолютно спокойный взгляд на происходящее.

– Люди, которые понимают, что такое ядерная физика, остались на своих рабочих местах. Они считают что это является трудовым продолжением жизни предприятия и убеждены, что не надо из этого делать трагедию. Хотя сам город и остаётся закрытым, потому что есть свои особенности оборонного значения, тема должна оставаться на виду, не замалчиваться и быть доступна для дискуссий и диалога, – отметила омбудсмен.

Зачем чужое, когда есть своё?

В России, конечно, есть и большие объёмы собственного ОГФУ – порядка миллиона тонн. Большая их часть годами хранится в стальных контейнерах (по 10 тонн каждый) на открытых площадках нескольких российских предприятий для дальнейшего перевода в менее опасные формы.

На ноябрьской встрече с экологами президент АО «ТВЭЛ» Наталья Никипелова представила программу по безопасному обращению с ОГФУ, в рамках реализации которой гексафторид урана будет обесфториваться на французских установках, что снизит риски даже гипотетической угрозы, о которой говорят «зеленые». Их закупка позволит уже в 2024 году прекратить рост объёмов вторичного урана в Красноярском крае, к 2027 году – на «футбольных полях» Новоуральска, в 2038 году – в Ангарске и Северске, а к 2080 году полностью ликвидировать все запасы ОГФУ в России. 

Но ликвидировать – не значит избавиться в принципе. К примеру, извлечённый из ОГФУ уран имеет нетопливные варианты использования. Например, он применяется при производстве сплавов, специальных бетонов, маталлокерамики, предназначенных для биологической защиты от жёсткого ионизирующего (гамма-) излучения. Такая защита применяется, например, в РИТЭГах, гамма-терапевтических аппаратах, гамма-дефектоскопах, защитных контейнерах. Высочайшая плотность урана (он уступает лишь таким редким и дорогим металлам, как осмий, иридий и платина, превосходя свинец в 1,7 раза) обуславливает его применение в авиации, судостроении и ряде других областей.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

УЭХК
Контейнеры укладываются на площадку хранилища с помощью техники со специальным захватом Фото: Галина Соловьёва
  • Опубликовано в №004 от 14.01.2020 
Областная газета Свердловской области