Темы дня

Вместо одноразовых стадионов — площадки для воркаута

Упор под турником — элемент эффектный, но требующий серьёзной подготовки. Фото: пресс-служба федерации воркаута свердловской области

Упор под турником — элемент эффектный, но требующий серьёзной подготовки. Фото: пресс-служба федерации воркаута свердловской области

Как уже сообщала «ОГ», президент Олимпийского комитета России и член комиссии МОК по олимпийской программе Александр Жуков заявил, что со временем в программу Игр может войти воркаут. Впрочем, равняться на Олимпиады, по всей видимости, всё меньше имеет смысла, поскольку Игры всё больше превращаются в разменную монету большой политической торговли. Так что даже если всё современное олимпийское движение сгорит синим пламенем, воркаут сам по себе интересен, перспективен и массово полезен. О развитии этого вида спорта разговариваем с руководителем федерации воркаута Свердловской области Глебом ЦЫБИНЫМ.

— Одна из проблем нынешних Олимпиад заключается в том, что высокотехнологичные спортсооружения стали непомерно дорогими. И уже не каждая страна может себе позволить такие сооружения строить, тем более понимая, что многие из них будут фактически одноразовыми. Не в этом ли одна из причин того, что олимпийские власти обращают внимание на такой доступный вид спорта, как воркаут?

— Эта тенденция явно прослеживается. Особенно с учётом того, что у нас пристальное внимание обращено на эффективное использование средств, в том числе и бюджетных. Отдача капиталовложений в площадку по воркауту очень высока. Чтобы построить бассейн или каток, нужны гораздо большие средства, площадки для воркаута не только дешевле, но и обладают высокой проходимостью и универсальностью.

— Если всё сложится для вашего вида спорта и для олимпийского движения в целом благоприятно, то дебют воркаута на Олимпиаде может случиться не раньше 2024 года, а то и позднее. Понятно, что строить какие-то планы сейчас преждевременно, но на данный момент какие позиции у Свердловской области?

— Очень хорошие. Наиболее развит воркаут в Екатеринбурге и Нижнем Тагиле, есть также Серов, Каменск-Уральский, Асбест, Реж и многие другие. У нас уже есть опыт проведения по единому регламенту соревнований формата Кубка области, мы проводили межрегиональные турниры в рамках Уральского федерального округа. Есть сильные спортсмены и тренеры, строятся площадки, в том числе и при поддержке Фонда Антона Шипулина. Плюс есть большой интерес со стороны школьников и студентов. При должном ускорении сверху мы можем получить очень хорошие результаты, причём и по массовости, и по мастерству. В УрФО вообще воркаут очень сильно развит, не только у нас, но и в Тюменской, Челябинской областях.

— Если говорить о массовости, то сколько, по вашим оценкам, сейчас занимающихся?

— Есть спортсмены, которые регулярно выступают на различных соревнованиях — это порядка сотни человек. А есть просто люди, которые ведут здоровый образ жизни, занимаются, что называется, для себя. Таких тысячи. К тому же представители многих видов спорта — культуристы, единоборцы, кроссфитеры, пауэрлифтеры — используют воркаут для развития силовых качеств.

— Что собой представляет площадка для воркаута и насколько дорогостоящее это удовольствие?

— Это комплекс снарядов для занятий с собственным весом — турники, брусья, рукоходы, шведские стенки. Это могут быть локальные районные площадки стоимостью порядка 300 тысяч рублей, а могут быть полномасштабные воркаут-парки, которые будут стоить более миллиона рублей.

— По-хорошему, в каждом дворе должен быть какой-то минимальный набор снарядов.

— В моём понимании, должно быть сетевое развитие — действительно, в каждом дворе — маленькая площадка шаговой доступности, в каждом микрорайоне — одна более крупная площадка, а в каждом районе — большой воркаут-парк, позволяющий проводить крупные мероприятия. При этом надо учитывать, что многие дворы сейчас становятся закрытыми, что позволит таким площадкам обеспечивать сохранность. Было бы здорово, если бы законодательно были закреплены рекомендации включать площадки определённых проектов для строящихся домов.

— Монополию хотите установить?

— Да не в этом дело. Просто далеко не все застройщики понимают, какая комплектация наиболее функциональна. Поэтому появляются такие псевдоплощадки, которые непригодны для занятий из-за толщины и расположения труб и так далее. Есть же определённые биометрические показатели — длина плеч, рук. Вот поэтому и нужны такие рекомендации, чтобы не выбрасывать деньги на ветер и не подвергать риску занимающихся.

— Каков средний возраст занимающихся воркаутом?

— Я думаю, что это около двадцати лет, а вообще разбег от восьми лет до уже пенсионного возраста. Но в основном это молодёжь — студенты и молодые специалисты, занимающиеся в свободное от работы время.

— Что дальше?

— В 2012 году было очень сложно воркаут продвигать из-за большой инертности. Чтобы сделать первую площадку, нам потребовалось около года. После этого ситуация стала развиваться стремительно, и сейчас даже без больших усилий с нашей стороны находятся спонсоры и новые площадки появляются. Сейчас важно, чтобы была системность в работе.

— Если уж президент ОКР и заместитель председателя Госдумы Александр Жуков высказывается за воркаут, то похоже, что с поддержкой власти у вас проблем не будет. Сейчас же воркаут не имеет даже регистрации в реестре министерства спорта. А нужно это вообще?

— Мало построить много площадок, они должны работать с максимальной эффективностью. Пока в основном всё держится на энтузиазме, тренеры занимаются с ребятами чаще всего бесплатно. Нужен проект типа «Дворовый тренер». Кроме того, что такие люди могли бы получать какие-то деньги за свою работу, это налагало бы на них определённую ответственность, необходимость работать по определённой методике.

  • Опубликовано в №205 от 1.11.2017 
Областная газета Свердловской области