Темы дня

«У нас, в России, литература о тех вещах, про которые все молчат»

В 2013 году «Уральские сказы» вошли в список 100 книг, рекомендованный Министерством образования и науки России школьникам для самостоятельного чтения. Фото: Александр Зайцев

В 2013 году «Уральские сказы» вошли в список 100 книг, рекомендованный Министерством образования и науки России школьникам для самостоятельного чтения. Фото: Александр Зайцев

На открытии Бажовской церемонии вспомнили слова учредителя премии Николая Тимофеева, которые тот произносил даже в тяжелейшие финансовые годы: «Премия будет существовать всегда». Лучшей памятью ему, недавно ушедшему из жизни, стала сама эта церемония – 20-я, юбилейная. Жива, востребована (на соискание премии нынче было представлено 79 книг прозы, поэзии, публицистики и 17 просветительских проектов). И, судя по некоторым приметам, не «забронзовела» в статусе всероссийского бренда, а готова развиваться.

В разные годы претензией к премии было то, что общественность, читатели получают слабое представление о достоинствах, значимости книг лауреатов. Решению жюри безусловно верили, но краткие аннотации-оценки книг не удовлетворяли естественного любопытства – о литературных достоинствах избранников. Нынче, накануне чествования лауреатов, оргкомитет впервые устроил встречу с финалистами премии. Живое общение, любые вопросы. И оказалось: формат не просто уместен – необходим! В какие-то моменты самопрезентации авторы, благодаря вопросам из зала, переходили в жанр размышлений на тему, условно говоря, «литература и жизнь». А самыми интересными оказались сюжеты именно из разряда, как это теперь называют, нон-фикшн.

По традиции в финале всех церемоний награждения делается общее фото: номинанты, лауреаты, члены жюри. Для истории Бажовской премии... Фото: Павел Ворожцов

«По издательствам не хожу, ничего не предлагаю»

У москвича Дмитрия Шеварова (он стал лауреатом) на этой неделе в «Российской газете» вышел 538-й выпуск «Календаря поэзии», но, как сказал сам Дмитрий:

– Понимаю: я только в начале пути. Задача у «Календаря поэзии» простая – просветительская. Звучит тривиально. Но при нынешнем уровне культуры, когда постоянно ощутим разлом в поколениях, о чём-то необходимо напоминать. Что для одних – откровение, для других становится открытием, а то и сенсацией. Чудовищно, но мы пролетаем мимо собственной культуры…

Поэзия – она как археология. Снимаешь один слой, а там – ещё один. За поэтом, которого знаешь, возникает имя менее известного автора. Но хуже ли он от этого, менее талантлив ли? Вообще, разделение на «больших» и «малых» поэтов в нашей культуре расточительно. Вот недавно я написал очерк о трёх представителях уральцев Удинцевых, которые на свои деньги издали историю рода – а он корнями связан с Маминым-Сибиряком. Один из трёх Удинцевых был поэтом и переводчиком, погиб в годы войны. Рана для семьи была столь болезненная, что они долго не могли притронуться к дневникам и стихам погибшего. Но благодарен: в конце концов доверили их мне. После публикации в газете, надеюсь – уже этой осенью, выйдет книжечка, и Урал узнает ещё одного своего поэта…

Есть читатели, которые за рубрикой «Календарь поэзии» в «РГ» следят с момента её рождения в 2010-м, ждут книги, которая объединила бы её героев – незаслуженно забытых поэтов России.

– Но это вопрос – к издательствам, – прокомментировал на встрече Дмитрий. – Сам я не хожу по ним, ничего не предлагаю. Потому что предвижу результат. Да, после выхода в серии «ЖЗЛ» моей книги о поэтах Отечественной войны 1812 года хотелось бы, хотя бы к 2020 году, юбилею Победы (мы ведь продолжаем жить «датами»)издать что-то аналогичное о неизвестных поэтах Великой Отечественной. Но ответ циничен: надо просить на это деньги у государства, ведь это нераскрученные авторы. Издательства хотят иметь продукт, с которым не надо работать, и получать прибыль. Горько, но – факт. Рубрика же «Календарь поэзии» оправдывает себя тем, что приходит в кабинеты чиновников, куда не приходят книги, или в семьи, которым книги не по карману. Да, читатели из регионов России подсказывают имена героев. Я каждый день делаю для себя какие-то открытия и стараюсь поделиться ими со страниц газеты…

Лауреаты  Бажовской премии-2019

«Мастер. Проза»

Алексей Сальников
Алексей Сальников (Екатеринбург), роман «Опосредованно» Фото: Алексей Кунило

«Мастер. Поэзия»

Алексей Остудин
Алексей Остудин (Казань), книга стихотворений «Вишнёвый сайт» Фото: Алексей Кунилов

«Мастер. Публицистика»

Дмитрий Шеваров
Дмитрий Шеваров (Москва), ведущий рубрики «Календарь поэзии» – «Российская газета – Неделя» Фото: Алексей Кунилов

«Польза дела»

«Антология современной уральской поэзии», интегративный проект1980 – 2018 гг. (Челябинск). Автор – Виталий Кальпиди,продюсер проекта –Марина Волкова.

«Павел Петрович Бажов. Письма. 1911 – 1950»,научно-популярное издание(Екатеринбург). Рабочая группа –Георгий и Любовь Григорьевы, Мария Литовская,Фёдор Еремеев

«Окопная правда» российской глубинки

Екатеринбуржец Алексей Мельников лауреатом не стал, второй раз остаётся номинантом Бажовской премии, хотя обе книги (записи рассказов матери) на соискание выдвигает главная библиотека области – Белинка, знающая читательский спрос.

– Мама родилась в 1939-м, – рассказал Алексей, – а через два года война… Сейчас маме за 70. Она рассказала – я записал. Название простое – «Ольга Кныш: Любить як душу, трясти як грушу! Устные рассказы о жизни на Урале. 1957–1985». Ничего не добавлял, ничего не убавлял. Но для меня то, что родилось в результате, сродни ремарковской «На Западном фронте без перемен». Та же самая «окопная правда». Люди, хорошо знающие отечественную историю, согласятся: наша «замечательная советская действительность» никогда раем не была. Например, всё время вспоминаем о бесплатном советском образовании. Да с 1940 по 1956 год за обучение в старших классах средних школ и в вузах надо было платить! Повсеместно в СССР. В глубинке жизнь была ещё горше. И вот эту-то жизнь мама хорошо знала. К примеру, она рассказала мне подробности жизни моей первой учительницы. Та не вышла замуж – не за кого в деревне было. Так этим незамужеством ей столь беззастенчиво тыкали соседи, что от переживаний у неё сначала – онкология, дальше – смерть. «Сюжет»?! Выдумывать ничего не надо.

А напоминать стоит, – продолжает Алексей. – Сегодня события с удалённостью в 20–30 лет воспринимаются уже архаикой. Мне 50, а о своём детстве я мог бы писать уже книгу, полную экзотики. А тут детство и молодость мамы… В дополнение к книге пришлось даже составить «Бабушкин словарь», в несколько десятков слов: тот обнажённый быт, о котором писал с маминых слов, ушёл из лексикона современного человека. В Интернете этих слов не найдёшь, да и произнести их, порой очень ядрёные, сложно…

На встрече с финалистами Бажовской премии у Мельникова спросили: но ведь его книга – всё-таки сочинённое, литературно отредактированное  произведение, не было желания назвать романом?

– Роман – это «Тихий Дон». Там обобщения, там образы. У меня же просто зафиксировано то, что было. В России катастрофически плохо с фиксацией собственной истории. У нас литература о тех вещах, про которые все молчат. Про это в разное время и по разным поводам писали и Радищев, и Высоцкий, и Алексиевич, и Солженицын.

…«Просто зафиксировано существующее». «Просто» документальная проза… Отдельные, мимоходом, оговорки разных авторов вдруг оказались рефреном диалога писателей и читателей – после того, как из зала обратили внимание: да посмотрите на портрет Бажова за спинами финалистов. Павел Петрович тоже вроде бы «просто» фиксировал уральский фольклор. Но без него не сохранился бы и фольклор, и в полной мере – история Урала. Как знать тогда, что сегодня оказалось бы в Отечестве на авансцене современной литературы?

30 000 рублей. Денежный эквивалент премии невелик,но в истории Бажовки есть даже факт, когда номинант, во имя общего блага, отказался от денег –звание лауреата было много важнее. В 2019-мк учредителям (Екатеринбургское отделение Союза писателей Россиии «Фонд Тимофеева») добавился Объединённый музей писателей Урала, активно подтянулись меценаты из Полевского и Сысерти. Иллюстрация: Павел Бажов

Специально для «ОГ»

Лауреат Бажовской премии – 2019 обозреватель «Российской газеты» Дмитрий Шеваров – уроженец Урала. Именно поэтому в 2015­м он выступил в рубрике «Книга­судьба», которую «ОГ» вела в Год литературы. Затем «ОГ» делала с ним большое интервью («Эпиграф к предстоящему дню» – «ОГ» за 26 июня 2015 г.) как раз о публикациях «Календаря поэзии» в еженедельной толстушке «РГ». Конечно, невозможно было не подойти и не поздравить лауреата особо. В ответ Дмитрий сказал:

– Между вашей рубрикой «Книга­судьба» и нашим «Календарём поэзии» так много общего! И самое главное – то, что полноправные соавторы рубрик – наши читатели. От них мы узнавали (и узнаём) имена возможных будущих героев, судьбы, достойные стать поводом для публикации. Без такой постоянной помощи, подпитки информповодами рубрики не смогли бы существовать столь долго. Жаль, что «Книга­судьба» закончилась с Годом литературы, который – помните, я вам говорил? – для меня абсурдное определение. Звучит примерно как Год чая в Индии. Масло масляное. У нас с советского времени остаётся «датское» отношение к истории и литературе. Дату отметили, галочку поставили – но не совершили никакого душевного труда. Долгоиграющие рубрики – как раз такой труд, в данном случае – для защиты интересов отечественной литературы. К счастью, в «Российской газете» рубрика продолжается уже девять лет. Моя миссия – в том лишь, что через тебя возвращаются имена, которые гораздо достойнее тебя…

Акцент

Леонид БЫКОВ, председатель жюри Бажовской премии, член Союза российских писателей, профессор УрФУ, доктор филологических наук:

– До появления Бажова земля уральская была нема. Он, будучи уже взрослым человеком, вспомнил рассказы, которые слышал в детстве, и зафиксировал их. Вроде бы сказки… То ли было, то ли не было… Но, как говорит наш сказитель – так говорит наш Урал! Замечали: в поезде, в случайном попутчике мы узнаём земляка по речи, говору. «О, это наш, с Урала!». Так вот у Бажова фонетика, словарь и даже интонация уральские. Он уловил эту интонацию…

Главный герой Бажова – мастер. А у нас на Урале всегда ценилась работа, которая воспринимается через призму красоты. Человек в своём деле должен быть искусником. Вот Данила­мастер ваяет каменный цветок. Да, не получается. Но стремиться к тобой же задуманному идеалу надо всегда! 

Бажов – не только литература. Это много шире – культура, заповеди творчества.

  • Опубликовано в №014 от 26.01.2019
Областная газета Свердловской области