Темы дня

«Голос дракона в бездонном море» – первая серьёзная работа Владимира Хотиненко

Главную роль - Ерофея Хабарова - исполнил Борис Галкин. Фото: Предоставлено Владимиром Хотиненко

Главную роль - Ерофея Хабарова - исполнил Борис Галкин. Фото: Предоставлено Владимиром Хотиненко

В редакцию «Облгазеты», после публикации большого интервью с Владимиром Хотиненко под заголовком » Здесь я узнал, что такое кино», обратился житель Екатеринбурга Владимир Чепиков с весьма необычным вопросом: в начале 80-х годов он снимался в фильмеХотиненко «Жёлтый лоскут с драконом», но после съёмок картину он так и не увидел и о судьбе этой работы ничего не знает. Обратившись к Интернету, я с удивлением обнаружил, что такого фильма у Хотиненко нет. 20 января режиссёру, долгие годы проработавшему на Свердловской киностудии, исполняется 67 лет. Отличный повод рассказать, по сути, о первой серьёзной работе будущего большого мастера. 

Фильма нет? Есть, но другой

Перерыв множество источников, в очередной раз с большим удивлением обнаруживаю, что даже упоминания о работе с названием «Жёлтый лоскут с драконом» нигде нет. Единственный шанс – обратиться непосредственно к режиссёру, чтобы он развеял тень сомнений. Владимир Хотиненко уже долгое время проживает в Москве. Он председатель сценарной рабочей группы Фонда кино, заведующий кафедрой режиссуры игрового фильма Всероссийского государственного института кинематографии имени С.А. Герасимова. 

На мой запрос он, впрочем, довольно быстро отвечает, что этот фильм – его дипломная работа на Высших курсах сценаристов и режиссёров. И называется она… «Голос дракона в бездонном море». В центре сюжета – освоение Дальнего Востока Ерофеем Хабаровым

В 1981 году Владимир Хотиненко окончил Высшие курсы сценаристов и режиссёров (мастерская Никиты Михалкова). Первая курсовая работа называлась «Завоеватель». По сюжету, там в чистом поле встречаются татарин и русский. Как отмечает сам Хотиненко: «Конечно, это была апологетика «Андрея Рублёва» Тарковского, своеобразный поклон мастеру». Свой же диплом он решил делать про Ерофея Хабарова. 

– Я даже потом собирался полнометражный фильм снимать, потому что явление исключительное. Кто хотя бы раз летел из Москвы на Дальний Восток, видел эту бесконечную территорию, которую освоил Ерофей Хабаров и с ним ещё человек 300 казачков. Они же сумели отстоять её в борьбе с маньчжурами, которых было значительно больше. Этот феномен до конца непонят. Мне хотелось исследовать этот процесс, – рассказывал Хотиненко. 

В своей книге «Зеркало для России» режиссёр отмечал, что идея сделать картину о Хабарове ему пришла во время съёмок в фильме «Казачья застава», где он исполнял небольшой эпизод, а также был художником. 

– В Хабаровске я однажды стоял на берегу Амура и вглядывался в заречную даль, – пишет Хотиненко. – А на той стороне уже Китай. И, оказывается, во мне уже шла внутренняя подготовка к съёмкам дипломной работы. 

Стрельцы-близнецы

Фильм снимался несколько лет. Полностью он был закончен в 1982 году на Свердловской киностудии, с уральскими кинематографистами. На главную роль – Ерофея Хабарова – Хотиненко позвал «большого» уже на тот момент артиста Бориса Галкина. Другие роли исполняли актриса Дилором Камбарова, Авангард Леонтьев, Олег Ли. Бюджет фильма по тем временам (на итоговый 30-минутный фильм) достаточно большой – 50 000 рублей. На эти деньги смогли построить хорошие декорации, сшить необходимые костюмы. 

В картине было задействовано много азиатских «актёров». Большинство - студенты-китайцы, которые учились в Свердловске. Но главным был профессиональный актёр - Олег Ли Фото: Предоставлено Владимиром Хотиненко

Для съёмок требовалось много массовки. В частности, режиссёр искал братьев-близнецов на роль стрельцов. И нашёл братьев Чепиковых, один из которых, Владимир, и обратился к нам в редакцию. 

– Я был студентом УПИ, – рассказывает Владимир Чепиков. – У меня есть брат-близнец, а Владимир Иванович как раз искал для съёмок братьев-близнецов. Его рабочая группа делала запрос в уральские вузы и всех близнецов приглашали на съёмки. Нас тоже позвали и в итоге отобрали на сами съёмки. Съёмки проходили на Свердловской киностудии, несколько раз выезжали на природу в пределах области, но в основном всё было в павильоне.

– Каким вам запомнился Владимир Хотиненко? 

– Очень весёлым человеком, но в ответственные моменты такого «строгача» наводил. Хотя это была и дипломная работа, но было видно, как он относится к делу. Даже Борис Галкин прислушивался к его советам и замечаниям. А съёмки были весёлые. Нужно было много массовки, набрали солдат из спортивной роты, позвали каскадёров. Обстановка была непринуждённая. 

– Гонорар за массовку платили? 

– Был. Наша смена – массовки – стоила три рубля. Это было довольно много. Бывало такое, что вызывали, грим накладывали, а съёмок не было, но деньги всё равно платили. Студентам платили стипендию в 40 рублей, а я почти месяц снимался за три рубля в день. Но больше всего порадовало то, что в этот год у нас началась военная кафедра, и всех заставили коротко стричься, а Хотиненко выписал нам справку, что ребята снимаются в кино и стричься коротко им никак нельзя (смеётся). Он на полгода написал такую записку! Тогда мода была на длинные волосы и так не хотелось с ними расставаться. Все лысые ходили, а на нас пальцем показывали – мол, братья Чепиковы в кино снимаются, и волосы им разрешили оставить. 

– Получается, что после завершения съёмок вы фильм так и не увидели? 

– Ничего не знали. Как-то через год случайно встретили Владимира Ивановича с братом и спросили о судьбе картины. Он тогда ответил, что неизвестно, выйдет ли фильм вообще. Не знаю почему. Больше я Хотиненко никогда «вживую» не видел и сам фильм тоже.  

Боялись за меха

Фильм снимали на территории Свердловской области. Так как в основном действие происходит зимой, то снимать «Дальний Восток» можно было и на Урале. Необходимую гористую местность нашли под Полевским – на горе Азов. Фильм снимал известный оператор Борис Шапиро. Именно он будет приглашён Хотиненко и на первую полнометражную работу – ленту «Один и без оружия». 

– С Володей мы познакомились ещё после того, как он окончил Архитектурный институт, – рассказал Борис Шапиро. – Он на Свердловскую киностудию пришёл художником работать. Вместе делали картину «Гонка с преследованием» (режиссёр Ольгерд Воронцов). Потом работали ещё на одной картине. Он нам сразу приглянулся. Энергичный, деловой, находчивый, весёлый парень. Потом он поступил на Высшие курсы сценаристов и режиссёров. Курсовые работы тоже я ему снимал, мы общий язык нашли. И на «Дракона» он меня позвал. Фильм был забавный, очень интересный. Вообще, это был «пристрел» на будущую полнометражную картину. Он хотел снимать какой-то проект с Китаем. Как они эту ситуацию с Хабаровым видели. Но МИД сообщил ему, что с Китаем напряжённые отношения, и ничего не получилось. В итоге в финальный монтаж вошло около 30 минут. Тогда у него уже начал формироваться почерк, который я вижу сейчас очень чётко. 

– Хотиненко – сам художник. В операторскую работу не вмешивался? 

– Нет! Очень нравилось с ним работать! За мою длинную жизнь были разные режиссёры, которые могли сказать: «Сними красиво». Хотиненко никогда так не делал. Прекрасно понимал изображение и свет. Помню, что уже на картине «Один и без оружия» мы снимали один кадр в художественном училище. Он каждый раз видел его по-разному, камеру четыре раза переставляли. Я не удержался и пошутил: «Володь, теперь весь фильм будем с четырёх точек снимать?»

– Про «Голос» очень мало информации. Тем более нет историй про съёмки этой картины. Что вам запомнилось? 

– Для костюмов и на реквизит взяли у какой-то фабрики меха, которыми казачки торговали. Нам дали едва ли не целый воз мехов в аренду. Они вместе столько денег стоили! Реквизиторы замахали руками: «Вдруг украдут, мы на себя такую ответственность не возьмём». Я предложил – пусть у меня дома полежат. Ночью мне стало страшно: «Мехов на такую сумму… а если воры». В итоге всю ночь не спал (смеётся). 

Спецприз и…

Сам Хотинеко остался доволен фильмом. В недавнем интервью в рамках флешмоба «Мой первый короткий метр» он отмечал: «Мне до сих пор за эту картину не стыдно, я считаю, что она вполне может выдержать даже сегодняшний показ. Мне нужно было сделать кадр, где саблей разрубают лицо персонажу, другу Хабарова. Он падает навзничь, сначала ничего не видит, а потом шрам расходится и – кровища! Ко мне на «Мосфильме» подходили выдающиеся режиссёры с вопросом: как я это снял? Мы снимали эту сцену два с половиной часа покадрово, аниматоры отрисовывали этот шрам, компьютерной графики тогда не было». 

А вот с просмотром картины всё гораздо сложнее. Фильм несколько раз представляли на небольших фестивалях и специальных смотрах. Примечательно, что 30 марта 1982 года его показали на Свердловском кинофестивале «Дебюты». Это был едва ли не единственный раз, когда работу Владимира Хотиненко представили с названием «Жёлтый лоскут с драконом». На этом фестивале режиссёр получил специальный приз, учреждённый киноклубом «Кинематограф», ДК «Автомобилистов». Кстати, само название – «Голос дракона в бездонном море» – Хотиненко взял из названия древней китайской песни, которую использовали в ленте. 

После этого фильм толком никто и не видел, поскольку автор сконцентрировался на большом метре и уже в 1987 году ворвался в статусе большого режиссёра с фильмом  «Зеркало для героя». Копия хранится у самого Владимира Хотиненко, но из-за технических сложностей он не смог полностью показать её нам. Остаётся надеяться, что отреставрированная версия когда-нибудь доберётся не только до специализированных фестивалей, но и до телеэкранов. 

  • Опубликовано в №9 от 19.01.2019 под заголовком «От «Лоскута» к «Голосу»»
Областная газета Свердловской области
.