Темы дня

Сергей Пронь: «Джаз – это работа со временем»

Сергей Пронь

Сергей Пронь: «Я, как композитор, не должен ничего придумывать. Я вижу это, и всё. Потом переношу на звуки». Фото: Александр Зайцев

«Областная газета» продолжает рассказ о номинантах на премию губернатора Свердловской области в сфере литературы и искусства за 2018 год. Среди претендентов на награду – 38 авторов и творческих коллективов. О многих из этих проектов и их авторах мы уже рассказывали, поэтому остановимся на тех номинантах, с чьими работами мы ещё подробно не знакомили наших читателей. На очереди – музыка. 

В музыкальной сфере представлено сразу девять проектов – от Уральского театра эстрады, Свердловской филармонии, Свердловского музыкального училища им. П.И. Чайковского и других культурных учреждений (см.врезку). Для сравнения: в прошлом году их было всего четыре. Конечно, рассказать обо всех номинантах на газетной полосе невозможно. Из всего многообразия замечательных проектов мы выбрали джаз, совсем не часто упоминающийся на страницах нашего издания, и поговорили с Сергеем ПРОНЕМ – трубачом, композитором, заслуженным артистом России, членом Международной Гильдии трубачей, лауреатом международных джазовых фестивалей. О чём зашёл разговор? Ну, конечно, о джазе. 

– Сергей Валерьевич, для тех, кто ещё не успел познакомиться с вашей «Точкой возврата», как бы вы рассказали, о чём ваша новая программа? 

– Наш квартет был создан в 1989 году и, стало быть, нам в этом году 30 лет. Ещё тогда мы взяли курс на авторские сочинения. Вот с 1989 года и сочиняем о жизни, которой живём. Так получилось, что это выпало на разлом одной системы, изменение уклада жизни. Был Свердловск, стал Екатеринбург. И песни – реакция на ту действительность. Квартет отражал тенденции в истории Екатеринбурга. Наша музыка рассказывала о городе, в котором мы живём, а не о какой-то «20-й авеню» за океаном. Это был джаз, но содержание было всегда разное – выдающиеся люди, ритм города, жители, культурные вещи. А с другой стороны, «Точка возврата» – это о том, что в современном мире много чего накапливается и трудно зафиксировать некоторые вещи. Да и люди с большим удовольствием слушают авторский материал, не переигровки, не «каверы». У нас в квартете сложился уникальный джазовый язык. Кстати, со мной на сцену выйдет Александр Титов, известный российский пианист, мой первый ученик в музыкальном училище, которого я ещё в 1989 году и учил. 

– Вот вы сказали – ритм города. Это же очень интересно, потому что джазмены всегда пытались уловить ритм, например, Нью-Йорка. А какой ритм у Екатеринбурга?

– Наша задача этот самый ритм и уловить. Наш город – это же современный мегаполис. Тут бесконечно что-то движется. Сегодня  одно, а завтра другое. Я живу здесь с 1989 года, но не перестаю удивляться. По сравнению с другими городами, у нас средоточие полярных вещей. Есть города с примерно одним и тем же укладом, и приезжая, легко считываешь его менталитет. Ну, например, Новосибирск и Томск между собой похожи. Там университетские городки, не так много промышленности, и люди другие. А у нас – такие разные люди. И, скажем так, «махровая» интеллигенция и мощный рабочий класс, и так далее. Повторюсь, что город наш меняется, и люди, которые уехали из Екатеринбурга, с каждым годом его узнают всё меньше. И вот нам важно зацепить эти изменения, людей и сделать правильную музыку, а не просто сочинять «я тебя люблю, а ты меня нет». 

– Хорошо, город меняется. А джаз? На одном из сайтов я прочитал, что вас называют «джазменом старой школы». А новой тогда кто? Вы же вроде одно дело делаете. 

– Старой, новой… Вот есть, например, Berkelee College of Music в Бостоне. Есть ещё ряд высших школ. Там учат технологии. И музыканты… ограничиваются этим. Им дают сильные средства, но дальше они не идут. Как сказал гитарист Маркус Миллер, который играл с великим Майлзом Дэвисом: «Я послушал этих музыкантов – и они все одинаковые». А музыку двигали личности. Вспомните, мы знаем конкретных людей – Чарли Паркера, Луи Армстронга. Самобытные и уникальные. В старом джазе, традиционном, человек говорил всегда от своего имени и о своём личном опыте. Сейчас это, конечно, можно исполнить, но нужно переживать это внутреннее состояние. И публика всегда поймёт, сделал ли ты это. Молодые музыканты, возможно, что-то ищут. Но особенно «нового» – я не вижу. Есть попытка развития джаза, но революционных озарений пока нет. Будем ждать (улыбается). Да и сейчас не рассказывается история, которая бы сильно трогала или волновала. Да, у молодых очень правильная игра, чистая, но ни один мускул не дрогнет. А у старых музыкантов была история «как в первый и последний раз». Так они и выходили на сцену. И слушатель путешествовал с разумом музыканта, с его душой. 

– То есть нужно обратиться к традициям классического джаза? 

– Кто бы что ни говорил о прошлом, нужно жить в настоящем. Джаз – это работа со временем. И вот это ощущение не всегда появляется у молодёжи… Второй момент – копировать что-то. Раньше высшей похвалой было – ты похож на Дэвиса, но на самом деле хуже просто быть не может. У Майлза Дэвиса, простите, жена другая, зубная щётка и особенности организма. Почему ты должен быть на него похож? 

– При этом сейчас в России и Европе стало много джаза. Его активно играют. Только в Свердловской области за год проводится три фестиваля, посвящённых этой музыке… С чем вы это связываете? 

– Думаю, что люди устают от кассового. Да, это хорошо выверенное, но настоящее ли это искусство? В популярной музыке всё вычисляется на студии. Если у тебя плохой голос – сделают на студии. И вживую ты так никогда не споёшь. Для многих это очевидно, и пропадает интерес это слушать. Многие люди не идут по трудной дороге. Публика сразу это чувствует. Ей не нужно то, что уже было и каких-то прописных истин. Я бы согласился с вами. Всё больше людей идёт на джаз. Это музыка по-прежнему впечатляет, а люди, как мне кажется, соскучились по чему-то настоящему. Даже «Точка возврата» – это тоже возвращение к чему-то настоящему. 

– Значит, настоящий джаз никогда не умрёт и всегда будет жить? В последнее время эта мысль слишком уж часто звучит…

– Помню, что этот вопрос активно обсуждали, когда умерла Элла Фицджеральд. Тогда кто-то сказал: «Всё, джаз на ней закончился». Так не может быть. Есть какой-то яркий момент, потом другой, потом другой. И всегда есть повод о чём поговорить. Музыка – это же способ общения и отражения мироздания. Например, Рубенс нарисовал картину, и она теперь висит в его музее. А музыка – это чувство времени. 

МУЗЫКА: номинанты

  • Авторская концертная программа «Точка возврата». Артист оркестра Сергей Пронь. Уральский театр эстрады. 
  • Музыкальный спектакль-исповедь «Героям былых времён». Режиссёр Андрей Кирдаков. Уральский театр эстрады. 
  • Рапсодия – мираж «Цветы Пальмиры» для оркестра русских народных инструментов. Музыкант Александр Заинчуковский, создатель мультимедийного ряда Михаил Курлапов. Свердловское музыкальное училище им. П.И. Чайковского. 
  • Социально-музыкальный проект «Жизнь». Ансамбль «Art-QUINTET», Екатеринбургская детская музыкальная школа № 16. 
  • Цикл концертных программ «Сказки с оркестром». Дирижёр Павел Васильев, художественный руководитель Сергей Белов. Уральский центр народного искусства. 
  • Концертно-исторические программы «Заздравная чаша», «Музыкальная сокровищница архивов святых царственных страстотерпцев». Музыкант Оксана Шелудякова. Уральская государственная консерватория имени М.П. Мусоргского. 
  • Оратория «Исход» для двух чтецов, смешанного хора и симфонического оркестра. Композитор Ольга Викторова. Свердловская филармония.
  • Концертно-исполнительский проект «Я Вас люблю, я думаю о Вас и повторяю в мыслях Ваше имя». Артисты-вокалисты: Гарри Агаджанян, Лилия Полякова, Ольга Семенищева. 
  • Общегородской певческий праздник «Хором славим Россию и город». Музыканты Центра культуры «Урал». 

Досье «Облгазеты»:

  • Родился 21 мая 1959 года в Саратове.
  • После окончания джазового отделения Саратовского музыкального училища в 1984 году поступил в класс трубы известного профессора Анатолия Селянина в Саратовскую государственную консерваторию.
  • Был дирижёром и солистом Саратовского биг-бэнда «Волга». В составе квинтета пианиста Бориса Золотарёва участвовал в ряде джазовых фестивалей СССР. 
  • В 1989 году Сергей переезжает в Свердловск. Работает солистом и вторым дирижёром Уральского государственного оркестра джазовой музыки, а также преподавателем областного музыкального училища им. П.И. Чайковского и создаёт квартет современной джазовой музыки. 
  • На данный момент – заслуженный артист России, член Международной Гильдии трубачей, лауреат международных джазовых фестивалей, лауреат премии губернатора Свердловской области, преподаватель эстрадного отделения Свердловского музыкального училища им. П.И. Чайковского. 
  • Опубликовано в №12 от 24.01.2019
Областная газета Свердловской области
.