Темы дня

Нижний Тагил хочет выпутаться из колючей проволоки

колючая проволока

В Свердловской области - 34 исправительных учреждения. В муниципалитетах к ним относятся по-разному. Фото: Алексей Кунилов

В Свердловской области – 34 исправительных учреждения. В муниципалитетах к ним относятся по-разному. Например, в Сосьве во время закрытия колонии жители выходили на протестный митинг. Ценят наличие пенитенциарного учреждения и в Невьянске, ведь ИК-46 обладает хорошей производственной базой и является в городском округе одним из крупнейших налогоплательщиков. Диаметрально противоположное отношение к режимным объектам сложилось в Нижнем Тагиле. Местные власти считают, что большое количество колоний усиливает криминогенную обстановку в городе и создаёт дополнительные риски в распространении туберкулёза и ВИЧ.

В черте города расположены шесть учреждений ГУФСИН. В их числе – исправительная колония для осуждённых женщин, в которой имеется детсад, ИК-13 для бывших сотрудников правоохранительных органов, известная тем, что там  в течение пяти лет находился зять генсека Леонида Брежнева Юрий Чурбанов, и лечебное исправительное учреждение №51, где содержатся больные туберкулёзом.

Как сообщил депутатам нижнетагильской городской думы начальник межмуниципального управления МВД России «Нижнетагильское» полковник полиции Ибрагим Абдулкадыров, в исправительных колониях на территории города содержится более 10 тысяч заключённых. По данным пресс-службы ГУФСИН, их около семи тысяч. То есть на каждые 50 жителей приходится по одному «сидельцу». Начальник полиции предложил принять меры по закрытию части исправительных учреждений. Депутаты поддержали инициативу. Однако решение о строительстве или закрытии исправительных учреждений – это не муниципальный и даже не региональный уровень, его принимает Правительство России по согласованию с центральным управлением ФСИН. Поэтому депутаты решили минимизировать последствия того, что в муниципалитете много исправительных учреждений.

– Мы проработаем с коллегами из Заксобрания вопросы обязательного лечения освободившихся граждан, а также создание условий для их социальной адаптации, – поделился депутат гордумы Вадим Раудштейн.

Позицию о перенасыщении Нижнего Тагила колониями поддерживают депутат Госдумы Алексей Балыбердин и глава города Владислав Пинаев.

– Наличие большого количества учреждений ГУФСИН названо одной из проблем, требующих своего решения для реализации стратегии развития муниципального образования до 2035 года, – сообщил «Облгазете» Владислав Пинаев.

Мэр назвал несколько негативных последствий. Он считает, что наличие исправительных учреждений напрямую влияет на общую криминогенную обстановку в Нижнем Тагиле. Часть из вышедших на свободу не возвращается на малую родину, а остаётся в городе. Это осложняет работу сотрудников органов внутренних дел и способствует рецидивной преступности. Ещё один минус – наличие ЛИУ-51. В этом лечебно-исправительном учреждении находятся осуждённые, больные туберкулёзом. Увеличивается риск заболеваний при осуществлении, например, в транспорте прямых контактов тагильчан с бывшим контингентом учреждения. Возмущает Владислава Пинаева и то, что наличие бесконечных заборов с колючей проволокой портит имидж муниципалитета.

– Сегодня мало кто знает, что как таковая система исполнения наказаний начала действовать в городе в ноябре 1920 года. До этого времени Тагил был рабочим посёлком, а не местом для ссылки каторжников,- говорит мэр.- Сегодня же в сознании многих наших соотечественников Нижний Тагил в первую очередь ассоциируется не с тем, что он даёт стране руду и металл, развивает химическую промышленность и машиностроение или разрабатывает новейшие образцы вооружения, не с достижениями в культуре и спорте. Он считается городом зон. Такое представление о городе абсолютно неправильное и крайне негативно влияет на его развитие. Сокращение количества колоний поможет сломать неверные стереотипы.

ИК
ИК-12 в Нижнем Тагиле выпустила за 2018 год продукции на 1,2 миллиарда рублей. Фото: Галина Соколова

В ГУФСИН позицию тагильчан знают, однако считают эти доводы неубедительными. Прежде всего не согласны с тем, что осуждённые массово оседают в Нижнем Тагиле.

– В 2018 году из тагильских колоний и СИЗО освободилось 3 418 человек, из них убывших в Нижний Тагил – 438 человек, в их числе 414 местных жителей, – приводит статистику начальник пресс-службы ГУФСИН России по Свердловской области подполковник внутренней службы Александр Левченко.

Профессиональное образование в исправительной колонии
Осуждённые пользуются возможностью сесть за парты и получить профессиональное образование. Фото: Галина Соколова

В уголовно-исполнительной системе – две тысячи рабочих мест. В 2017 году в бюджет Нижнего Тагила учреждениями было перечислено более 17 млн рублей. Александр Анатольевич также сообщил, что планов по сокращению нижнетагильских колоний нет. Наоборот, их намерены развивать. В частности, будет создан строительный центр для граждан, направленных на принудительные работы. А в шестой колонии запланировано строительство общежития для совместного проживания женщин с их маленькими детьми.

Обе стороны уверены в правильности своей позиции. Мэрия Нижнего Тагила выносит «тюремный вопрос» на областной уровень.

– Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев обещал детально изучить эту тему. Участие всех уровней власти в обсуждении имеющейся проблемы поможет найти путь к её решению, – уверен Владислав Пинаев.

  • Опубликовано в №23 от 08.02.2019
Областная газета Свердловской области
.