Темы дня

Идёт судебный процесс над Сергеем Болковым, который стрелял по людям и машинам на Химмаше

суд

Сергей Болков старался не светиться перед публикой и журналистами Фото: Алексей Кунилов

В Свердловском областном суде идёт процесс над пенсионером МВД Сергеем Болковым, который 30 мая этого года открыл стрельбу по людям и автомобилям с балкона собственной квартиры в Екатеринбурге. Одна из пуль тяжело ранила девятилетнюю девочку, вторая угодила в ногу сотруднику Росгвардии, другими выстрелами было повреждено множество автомашин. Журналист «ОГ» выслушал в суде, что говорят о трагедии свидетели, потерпевшие и подсудимый.

Воскресным вечером

В тот не по весеннему тёплый день ничто не предвещало, что спокойная улица Бородина на Химмаше превратится в место боевых действий. Около 20:00 люди услышали громкие хлопки. Поначалу многие подумали, что мальчишки рвут петарды, но потом разглядели: какой-то мужик стреляет из ружья с балкона, расположенного на верхнем этаже четырёхэтажного дома.

– Я увидела, как по тротуару на противоположной стороне идёт пожилая женщина, а пули ложатся около её ног, – вспоминает одна из продавцов магазина «Монетка», который находится на первом этаже дома, откуда стреляли, и под козырьком которого укрывались прохожие.

Вскоре примчался автомобиль Росгвардии, из которого вышли вызванные по тревоге сотрудники вневедомственной охраны. Один следил, чтобы люди не попали в зону обстрела, отводил зевак на безопасное расстояние, другой встал напротив балкона и попытался урезонить стрелка Сергея Болкова, чья личность уже была установлена, уговорить его сложить оружие. Но в ответ раздались сначала ругань, а за ней выстрел. Пуля попала в ногу росгвардейцу, и тот укрылся за ближайшим киоском.

Стрельбу по живым мишеням, по автомобилям, стоявшим под окнами дома и на противоположной стороне, проезжавшим мимо, Болков вёл более двух часов. Он уходил с балкона внутрь квартиры, снова возвращался. Штурмовать квартиру долго не решались, так как не знали, какой у Болкова арсенал, и опасались, что в квартире могут находиться заложники. Опасения были не напрасными. Внезапно из подъезда выскочил молодой парень – растрёпанный, босой. Как оказалось, Болков заманил его к себе и не отпускал, угрожая пристрелить.

Когда бойцы спецподразделения Росгвардии пошли на штурм квартиры, Болков перенёс огонь на них, он стрелял, даже когда они вошли вовнутрь. Чтобы обезвредить стрелка, пришлось применить светошумовую гранату.

Убойная сила

На перечисление в суде статей Уголовного кодекса Российской Федерации, которые вменяются Сергею Болкову, у гособвинителя Микаэля Оздоева ушло немало времени. То, что он натворил майским вечером, на языке закона означает: умышленное повреждение чужого имущества, незаконное лишение свободы, посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, угроза убийством и покушение на убийство, которое только случайно не превратилось в убийство.

– Мы с женой и дочкой поехали погулять, – даёт показания на суде Алексей Березин. – На обратном пути зашли в магазин, купили продукты, но уже на выходе вспомнили, что забыли зелень. Я вернулся, а жене с дочкой велел садиться в машину. Когда я подошел к нашему «Пежо», жена сказала, что из дома напротив стреляют. Я решил, что безопаснее уехать и стал выезжать с парковки. Когда повернул, в боковое стекло с моей стороны вошла пуля, я нажал на газ…

А через несколько минут девочка, которая сидела сзади, пожаловалась на боль в животе. Родители глянули и оцепенели: на теле ребёнка зияла рана. Дальше – больница, операционная, реанимация… Подробно рассказывать на страницах газеты о причинённых девочке травмах и их последствиях было бы неэтично. Скажу лишь одно: такого и врагу не пожелаешь.

– Дочка до сих пор не может поднять левую ногу, есть и другие серьёзные проблемы со здоровьем, – говорит её отец. – Предстоит ещё одна операция и длительная реабилитация.

Карабин «Вепрь КМ», из которого палил Болков, предназначен для охоты на крупного зверя. Алексей Березин рассказал суду, какие повреждения причинила выпущенная из него пуля: она прошла сквозь стекло, прошила, едва не ранив в шею водителя, ремень безопасности, подголовник, причинила сквозное ранение девочке, пробила заднее крыло кузова… Такова была её убойная сила.

Кто защитит пострадавших

В первый же день судебного процесса выявился прискорбный факт: права потерпевших в нашей стране никто не защищает. Это подозреваемым, обвиняемым в преступлении и подсудимым государство предоставляет адвоката. Тем, кто пострадал от преступных деяний, приходится или нанимать адвоката, что мало кому по карману, либо отстаивать свои интересы самостоятельно. Рассматривая ходатайства потерпевших о возмещении материального ущерба и морального вреда, судья Андрей Минеев вынужден был констатировать, что составлены они совершенно неграмотно.

– Заявление должно быть составлено от имени вашей дочери, поскольку потерпевшей является именно она, – объяснял он матери раненой девочки. – Почему следователь не объяснил вам, как это надо сделать, не понимаю. Обратитесь в юридическую консультацию за помощью, чтобы мы успели рассмотреть исковые требования в рамках этого процесса.

И нескольким другим потерпевшим Андрей Минеев вынужден был объяснять, какие документы нужно представить для доказательства материального ущерба, чем можно аргументировать нанесение морального вреда. Увы, ни раненный росгвардеец, ни отец и мать покалеченной девочки не знали, как описать пережитые ими нравственные и физические страдания, хотя все боролись со страхом и стрессом, мучались от бессонницы, не могли справиться с нервным напряжением. И ещё неизвестно, как потрясения от той майской ночи скажутся на их здоровье в будущем.

По закону, позаботиться о защите прав потерпевших должны следователь и прокурор, который за следствием надзирает. Однако на практике они нередко пренебрегают этой своей обязанностью. В чём все присутствующие на суде ещё раз убедились.

«Нет, не прощаем»

Когда после оглашения обвинительного заключения судья спросил Сергея Болкова, признаёт ли он свою вину. Тот по каждой из статей ответил: «Признаю частично». В полной мере он признал лишь вину в повреждении имущества – за расстрелянные автомашины. По заключениям экспертов, общий ущерб превысил полтора миллиона рублей. Что касается остального…

 – Я был пьян, ничего не помню. Я не видел, куда стрелял, и никого не хотел убивать, – твердил Болков.

А когда показания давали сотрудники вневедомственной охраны и спецподразделения Росгвардии, которые в прежние годы были его коллегами-полицейскими, подсудимый несколько раз повторил:

– Я прошу у вас прощения.

После того как последний из силовиков отошёл от свидетельского места, адвокат Сурен Саргсян спросил: готовы ли они простить Сергея Болкова. Но те ответили, что извинений не принимают.

Судебный процесс продолжается. «Облгазета» сообщит о приговоре, который вынесет суд.

суд
Судья Андрей Минеев не смог скрыть недовольства тем, как следствие отнеслось к защите прав потерпевших Фото: Алексей Кунилов
суд
Супруги Березины до сих пор не знают, когда же поправится их дочка Фото: Алексей Кунилов
суд
Группы потерпевших сменяли в зале заседаний одна другую Фото: Алексей Кунилов
суд
Гособвинитель Микаэль Оздоев и сотрудники спецподразделения Росгвардии в балаклавах (на первом плане) Фото: Алексей Кунилов
  • Опубликовано в №... от 02.11.2021 под заголовком «...»
Областная газета Свердловской области