Темы дня

Дмитрий Ялин: "Мне мешал мой дикий характер"

Полина Костюкович и Дмитрий Ялин. Фото: Наталья Шадрина

Полина Костюкович и Дмитрий Ялин. Фото: Наталья Шадрина

Чемпионат России по фигурному катанию в Саранске стал дебютным стартом на взрослом уровне для спортивной пары Дмитрий Ялин - Полина Костюкович. Напомним, буквально две недели назад они выиграли серебро в финале юниорского мирового Гран-при в Канаде. Дмитрий родился и продолжительное время занимался спортом в Екатеринбурге. О том, как ему удалось адаптироваться в Санкт-Петербурге, за что до сих пор стыдно перед тренером Еленой Левковец и с каким настроем пара вступает во "взрослую жизнь" мы пообщались с Димой и Полиной после их проката короткой программы. 

- Как оцените сегодня своё выступление? Это был ваш дебют на взрослом уровне. 

Дмитрий: Собой я недоволен точно, очень не люблю, когда срываю какие-то элементы. В целом для дебюта это, наверное, неплохо. Но сами мы ожидали большего, на тренировке всё было хорошо, поэтому такой расклад событий для нас стал довольно непредсказуемым. 

Полина: На самом деле, сегодня мы не очень удачно выступили. Хотя у меня был настрой боевой, я понимала, что присутствует некая усталость после Гран-при, но надо было собираться ещё больше - ведь это чемпионат России, где мы выступаем уже со взрослыми парами, и нам очень не хотелось чувствовать себя юниорами по сравнению с ними. 

- А почему не всё сегодня получилось? Сказалась усталость после финала Гран-при? 

Дмитрий: Ну усталость не только у нас была, это не отговорка. Когда на тренировках всё хорошо, возможно стоит напрячься, потому что как-то слишком гладко получается. А когда ошибки на тренировках, ты уже знаешь, к чему готовиться на главном прокате. Наверное, мы расслабились после удачных тренировок. Оправдываться не очень хочется. Постараемся сделать всё в произвольной. 

- Чем отличаются впечатления от соревнований юниора и взрослого спортсмена? 

Полина: Было понятно, что главные действующие лица на этом чемпионате не мы, за медали нам пока бороться сложно. Нам хотелось показать себя как можно лучше. 

Дмитрий: Ощущения пока не особо меняются, может мы этого ещё не поняли. В Саранске мы должны были просто кататься в своё удовольствие - всё равно мы ещё юниоры и по программам, и... внешне (смеётся). Но тем не менее, чувствуешь себя немного по-другому, когда рядом с тобой катаются ребята из взрослой сборной. Сегодня мы тренировались вместе с Володей Морозовым и Женей Тарасовой - и сразу ощутили, что мы находимся уже на другой ступеньке. Когда катаешься со спортсменами мирового уровня, это придаёт уверенности в себе. Но смотря на них, мы прекрасно понимаем, куда нам надо расти, сколько ещё работать.

Полина и Дмитрий в финале юниорского Гран-при

- Прошёл финал Гран-при юниорского Гран-при. Сразу пять российских пар боролись за медали! Все зрители оценили, какая замечательная растёт смена. И особенно радостно, что за золото между собой боролись два свердловчанина. Дмитрий, в жизни с Александром Галлямовым вы дружите, общаетесь как земляки или всё-таки остаётесь соперниками? 

Дмитрий: Как земляки мы общались, наверное, только когда я в Питер переехал, а потом дружить стало сложнее, так как у нас конкуренция действительно именно с его парой. Но общаемся хорошо, хотя вне льда пересекаемся очень редко. Символично складывается, что именно между нами - свердловчанами - сейчас разворачивается такая борьба. Как сказала моя тренер из Екатеринбурга Елена Левковец в одном из интервью: "Уральские парни, наверное, покрепче как-то". 

- Как раз она сказала это  нам в интервью (смеёмся). И ещё она очень хорошо о вас отзывалась. 

- Это очень приятно, потому что... Трудно об этом говорить, но отношения у нас были не всегда гладкими. Начинал я в школе «Локомотив» в Екатеринбурге, но до десяти лет катался у тренера Людмилы Насоновой. Елена Левковец работала тогда с Мариной Войцеховской (первым тренером Макса Ковтуна), и вот они пригласили меня к себе. Потом Марина Александровна уехала и мы начали сотрудничать с Еленой Арнольдовной. На самом деле, именно у неё я много для себя почерпнул, потому что помимо техники, спорта она пыталась меня воспитать. А у меня тогда был очень трудный характер в переходном возрасте. Я только сейчас её начал понимать, представляю, как тяжело ей было меня терпеть. Спасибо, что вообще не убила (смеётся). Я бы себя точно убил. Мы с ней работали лет до 14, потом опять были разногласия  - опять же, в связи с моим характером. Как это у подростков бывал - зачем кататься, я могу с пацанами погулять, у подъезда потусоваться. На тот момент у меня ещё был опыт работы с Еленой Водорезовой в ЦСКА, сейчас это сложно вспоминать. Как раз в то время у меня был резкий рост в высоту, травмы, желание закончить. И тогда с Еленой Арнольдовной мы расставались, причём на не очень хорошей ноте. Опять же мой дикий характер расстаться спокойно мне не позволил. 

У нас в области, в Верхней Пышме, работала тренер Людмила Крыжановская. И мама уговорила меня покататься у неё. Я тогда думал - зачем? Вроде бы мечта сбылась - я мог закончить. Но мама попросила попробовать - для себя, вдруг что-то получится. И вообще на парное катание перспективы у меня были сразу, хотелось кататься именно в этом виде. Два года отец возил меня в Пышму - минут 30-40 туда обратно, и мы постоянно с ним разговаривали, видимо, как мужчина он лучше мог меня понять. Ну и Людмила Сергеевна тоже влияла - я психану, лёд пну, поругаюсь, ещё что-нибудь сделаю - а она подъедет и скажет: "Ну что ты, Дима, нормально всё". Видимо сознание уже сложилось, я стал вспоминать годы, когда катался с Еленой Арнольдовной, и было неудобно перед ней за всё это. Но тогда ещё не позволяла какая-то гордость и глупость подойти и нормально поговорить. Это случилось несколько позже... В Сочи был этап Кубка России, и у Левковец был день рождения. Я сказал себе, что это шанс подойти и извиниться. Конечно, было не то что тяжело - было стрёмно, стыдно. Но слава богу, она меня простила, мне стало гораздо легче на душе. И сейчас мы с ней хорошо общаемся, если пересекаемся на соревнованиях. Только сейчас я понимаю, что именно благодаря ей я многому научился. Как её называли раньше - железная леди, потому что она не обращала ни на что внимания, с нами работала, Ялина терпела... И благодаря своей натуре, стойкости, действительно железному характеру она сумела эти качества передать в какой-то мере мне, чему я безмерно благодарен.

- Полина, Дима столько раз сказал про свой ужасный характер - как вы его терпите?

Полина: Честно могу сказать, что у нас с Димой характер похож, мне сейчас 15, возможно у меня тоже начинается этот переходный возраст. Тоже бывают разногласия, но все мы люди, и спортсмены показывают свои эмоции, пожалуй, даже больше, чем другие люди. И на льду, когда мы начинаем работать, это проявляется ещё больше. Но мы работаем в паре - у нас хорошие отношения в команде и с нашим тренером Василием Романовичем, поэтому мы друг другу помогаем и дружно решаем вопросы, без конфликта. Если они возникают, то подходим с осознанием, что эмоции бывают у всех.

Дмитрий: Полина отметила, и я тоже замечал, что схожесть в характерах у нас есть. Но так как я постарше и опыта побольше, я вижу будто себя со стороны - иногда складывается ощущение, что теперь я должен немого побыть на месте моих тренеров. Понимаю, с какой стороны подойти, что Полине сказать - пошутить или вообще отвлечься. Ну когда-то работает (смеётся).

Полина: Могу сказать, что это реально помогает, я очень рада, что нашла такого крепкого мужественного партнёра для себя.

- А на ваш взгляд, правда есть в характере Димы нечто особенное - крепкое, уральское?

Полина: За эти два года я поняла, что существуют мужчины, на которых можно опереться, положиться.

Дмитрий: Мне сложно судить, но раз Полина говорит, значит что-то в этом есть. А вот Саня (Александр Галлямов) да, крепкий такой парень (смеются).

- Дима, как вам в Питере?

Дмитрий: В Питере, если честно, тоскливо, конечно. Помимо постоянной мрачной погоды, ещё и все мои друзья, близкие, родные остались в Екатеринбурге. Поначалу было не по себе. Но потом вся эта великовская семья, группа, не давали мне чувствовать себя чужим. Также мне повезло с соседом по общежитию, он стал моим другом. И как-то всё так складывалось в мою пользу, чтобы я не чувствовал себя одиноко. И потом я в Питер не отдыхать приехал, а работать! И какая разница, что там за окном, если я все время нахожусь на льду. Поэтому я для себя решил: у меня полгода работы, потом неделька отдыха - ведь в молодости все себе создают такой фундамент, чтобы потом нормально жить. Так что если судьба мне дала такой большой шанс не закончить со спортом, надо это ценить.

- Шанс - это вы о паре с Полиной?

Дмитрий: Да. Это вообще очень интересная история, как мы встали в пару. Я катался в Верхней Пышме. Полина была в Питере и ей никак не могли подобрать пару с связи с тем, что рост небольшой. И я также мучился, потому что мне не то что не могли партнёршу подобрать, меня даже в группу не брали, в том числе многие тренеры из тех, что находятся здесь, на чемпионате России... Как уже говорила Елена Арнольдовна, перспектив для дальнейших занятий фигурным катанием в Екатеринбурге почти нет. В одно время у нас была сильная школа фигурного катания, а потом, как сказала однажды Татьяна Тарасова, "от неё остались только брызги".

Меня в группу взял Филипп Тарасов, но я понимал, что если останусь в Екатеринбурге - каким бы Филипп Тарасов не был хорошим тренером - девочку мне там подобрать было нереально. Подходило время к весне, сдаче ЕГЭ. Я сидел на курсах по биологии, особо ничего не понимал. Сидел в контакте - мне пишет Людмила Сергеевна Крыжановская: «тобой в Питере интересуются». Я ей отвечаю: «может, вы ошиблись, не мне сообщение?» Но она рассказала, что есть девочка в Питере. Мама фигуристки из нашей группы Сони Мороз меня посоветовала Полине. Это был настоящий подарок судьбы. Я приехал домой - и мне сразу Полина написала в контакте: «Дима, привет! Меня зовут Полина, мой рост 138, давай кататься вместе» (смеются). Я сижу, думаю, что делать, меня почти атакуют (улыбается). Нужно было уходить от Филиппа Тарасова, а у нас были очень теплые отношения, он научил меня базе парного катания - не только технике, но и тому, что в паре ответственность лежит на обоих и так далее. Но так как девочку найти у нас было нереально,  после двух недель уговоров Полины, я согласился.

У меня тогда болела спина, но я понимал, что это особого никого не волнует, пошёл на тренировку - запутался, не знал куда идти, где вход - тут подъезжает Полина на самокате  - давай, говорит, пойдём (смеётся). Мы попробовали, я сразу почувствовал, что мне удобно, комфортно, легко и вообще нравится. У Полины вообще счастье было. В итоге мы договорились, что сдаю ЕГЭ и приезжаю в Питер. Мне надо было выучить весь курс биологии, чтобы поступить в институт и чтобы меня не забрали в армию. Попал жёстко! Но ничего, учил как ботан целыми днями. Сдал, баллов ещё не знал, а билеты в Питер уже были куплены. У нас с другом было своё местечко в Екатеринбурге - сидим - там я узнал, что я сдал. И сел в поезд, чтобы приехать и начать батрачить (смеётся).

Опубликовано в №18 от 01.02.2019

Сюжет

Фигурное катание. Сезон 2018/2019
Серия Гран-при, чемпионаты России, Европы и мира. Вся самая важная для болельщика информация: прямые трансляции, расписание, результаты и новости.

Областная газета Свердловской области